Развитие звука на трубе

Второй аспект, определяющий направление последующих занятий, связан с развитием красивого звука. Повседневная работа над качеством звука начинается с первых же шагов обучения. «Музыка, — писал Г. Нейгауз, — искусство звука… Она говорит только звуками. Но говорит так же ясно и понятно, как говорят слова, понятия и зримые образы». Настоящая красота звучания всегда связана с содержанием произведения, выражением сущности художественного образа. Поэтому бережное отношение к звуку является важным моментом всякого художественного исполнения.

Конечно, пока ученик не понял сущности и характера той или иной пьесы, не разобрался в метроритме, нельзя заниматься отделкой звучания. Но как только пьеса разобрана, педагогу необходимо направить все внимание свое и ученика на качество и выразительность звучания. Это важно потому, что звук — важнейший элемент музыкальной речи. Ученик должен ясно представлять себе, какое звучание требуется от него в том или ином случае. Поэтому педагог должен ставить перед ним определенные звуковые задачи. Красивый звук сам по себе — еще не залог успешного исполнения. Он должен быть и выразительным, осмысленным, тогда он достигнет своей цели.

Качество звука и дальнейшее его совершенствование в полной мере определяются первым этапом обучения трубача. От того, какой фундамент заложен в начальный период занятий, зависит все дальнейшее развитие ученика. Конечно, музыкальная школа не может дать ученику раз и навсегда сформировавшееся качествен¬ное звучание. Как и весь комплекс исполнительских навыков, звук можно непрерывно развивать. Но основные характерные качества звука — тембр, произношение и ведение, соединение и окончание, динамическая окраска — во многом зависят от правильной методической направленности первого этапа обучения.
Рациональная постановка трубача существенно влияет на качество звука. Любые нарушения общепринятых ее канонов ведут к ощутимым потерям в звучании инструмента. Неправильное держание инструмента, чрезмерный наклон головы вверх или вниз, опущенные локти, надутые щеки, шея, слишком высокое или низкое положение мундштука на губах и т. д. — все это нарушает правильное звукообразование и, следовательно, ухудшает качество звука.

Основным недостатком в развитии красивого звука является отсутствие свободы в амбушюре. Уже на первых уроках педагог должен бороться с зажатостью, скованностью губного аппарата, которые являются препятствием для образования свободного, льющегося звука. Конечно, начинающий трубач еще точно не представляет себе, что такое красивый звук. Его внимание рассея¬но, вернее, привлечено к чисто постановочным моментам: как держать инструмент, дышать, «ударять» языком, каким пальцем нажимать вентиль. Но педагог, не упуская из внимания выполнение правильной постановки, обязан заострить внимание на необходимости свободы и непринужденности в работе амбушюра.
На первой стадии обучения не следует требовать от ученика выполнения динамических оттенков, что иногда делают педагоги (особенно молодые), стремясь к внешнему эффекту. Такого рода задачи бывают не под силу ученику и даже мешают в образовании качественного звука. В период формирования амбушюра, дыхания, атаки и других постановочных моментов основной задачей является достижение полного и чистого звука на трубе. Шлифовка тона, его филировка, развитие навыков нюансировки и исполнительской динамики — это дело последующего этапа обучения трубача.

Огромное влияние на образование звука и его качество имеет атака звука. Она должна быть четкой и определенной. Следует с первых же уроков требовать, чтобы ученик не «выдувал» звуки, применяя атаку, сходную со слогом вау. Некоторые из учеников, даже более подвинутые, играют, ясно артикулируя слоги тю или дю. Такая игра носит поверхностный характер, и в звучании их трубы, как правило, нет глубины и полноты тембра.

С задачей образования качественного звука связана и выработка у учащегося навыка продолжительного выдоха. Направление дальнейших занятий предполагает бережное и осторожное развитие длительного, интенсивного выдоха органами дыхания (грудной клеткой, легкими), подвижности диафрагмы, брюшного пресса. Педагог должен учитывать возраст ученика, его индивидуальные возможности, степень продвинутости. Лучшими упражнениями для выработки этого навыка являются выдержанные звуки, исполняемые сначала в одном нюансе, а затем с различными динамическими оттенками. Регулярная игра выдержанных звуков укрепляет мышцы рта и лица, тренирует ровный и продолжительный выдох.

О вибрато на трубе достаточно подробно уже говорилось в предыдущих главах. Оно украшает звук, делая его красивым и выразительным. Работа над развитием качественного вибрато — одно из важнейших направлений в обучении трубача.

Внимание к качеству звука должно проявляться учеником не только при исполнении музыкально-художественных произведений, но и при работе над гаммами и этюдами. Их надо играть полноценным и красивым звуком. Исполнить, например, гамму до мажор в две октавы в медленном темпе, четвертями, красивым полным звуком, в нюансе mezzo forte, с четкой атакой, выдерживая длительность каждой ноты, — это уже мастерство (вот почему на вступительных экзаменах в музыкальное училище при Московской консерватории абитуриента просят сыграть медленно одну из двухоктавных гамм).

В среднем звене обучения работа над совершенствованием качества звука продолжается на более широкой качественной основе. Как и в музыкальной школе, материалом для работы над звуком наряду с упражнениями, гаммами и этюдами являются художественные произведения. Громадную пользу приносит исполнение переложений для трубы и фортепиано произведений русской и зарубежной классики. В музыкальном училище она должна составлять добрую половину всего репертуара, который осваивается учащимся за весь период его пребывания там. Благодарным материалом для развития качества звука могут служить, например, «Травушка» Варламова, «Жаворонок» и «Северная звезда» Глинки, «Мелодия» и «Ночь» Рубинштейна, «Колыбельная» и Ариозо воина из кантаты «Москва» Чайковского, «Восточная мелодия» Кюи, «Грузинская песня» Балакирева, «Вокализ» Рахманинова, песня индийского гостя из оперы «Садко» и третья песня Леля из оперы «Снегурочка» Римского-Корсакова, «Ноктюрн» Скрябина, «Воспоминание» Мясковского, «Романс» Шостаковича, «Прелюдия» Баха — Гуно, «Сарабанда» И. С. Баха, «Ауе Мапа» Шуберта, «Весна» и «Поэма» Грига, «Поэма» Фибиха, «Серенада» Гуно и другие. С особым вниманием следует отнестись к исполнению старинных концертов и сонат, переложенных для трубы и фортепиано. Медленные части этих произведений являются необходимым материалом для выработки выразительного звука. К ним относится I и III части сонаты № 6 Генделя, I и III части концерта ми-бемоль мажор Альбинони, II часть концерта ре-минор Вивальди, Ларго из цикла «Ларго и Аллегро» Тартини и другие. Среди оригинальных произведений для трубы имеется немало замечательных образцов вдохновенной лирики, требующих от исполнителя пения на инструменте, выразительной и гибкой кантилены. Это, например, вторые части концертов Гайдна и Гуммеля, «Две пьесы» Алябьева, «Листок из альбома» Глазунова, «Концертный вальс» Аренского, сюита Н. Ракова, вторые части концертов В. Пескина, С. Василенко, В. Щёлокова.

На высшем этапе обучения, в вузе, качество звучания, выразительное «пение» на трубе становится определяющим исполнительским средством, над которым студенту предстоит огромная работа. Нисколько не умаляя специфических основ звучания трубы, заключающихся в металлических призвуках и особых динамических условиях, можно утверждать, что одним из сильнейших выразительных средств в руках исполнителя-трубача является именно «пение» на инструменте. Преодоление «холода инструментальной интонации» (термин Б. Асафьев) в исполнении на трубе — вот к чему должен стремиться каждый учащийся. Певучесть не только в кантилене, но и в технике, которая должна рассматриваться, как, например, «певучие» пассажи, а не сухие, маловыразительные технические эпизоды. «…Очень часто забота о технике в узком смысле, то есть беглости, бравуре, вытесняет или ставит на второй план у учеников важнейшую заботу о звуке», — писал Г. Нейгауз. Работая над техникой, уделяя большое внимание тому или иному пассажу, учащийся не должен забывать, что кантилена — тоже важнейшая часть техники, над которой необходимо много работать.

В советском исполнительстве на трубе культура выразительного звука достигла высокого уровня развития. И это естественно.
Она идет от глубоких традиций русского оркестрового исполнительства, в котором выразительное «пение» на трубе всегда рассматривалось как средство исполнительского воплощения мелодии — основы основ музыкального произведения.

В процессе работы над музыкальными произведениями на высшей ступени обучения у студентов воспитывается вкус к выразительному звуку, чистому, сочному, глубокому, теплому по тембру, динамически разнообразному, мощному и звонкому. Конечно, красота звука не может быть самоцелью, она приобретает смысл только тогда, когда используется для выражения музыкального содержания. Умение исполнять сочинения разных стилей, правдиво раскрывать содержание произведения, особенно крупной формы, проявляя при этом самостоятельность музыкального мышления, — все это требует владения культурой звука.

Работу над звуком при разучивании произведения нельзя рассматривать только в узкотехническом плане. В ней должны принимать активное участие эмоциональные и интеллектуальные способности трубача. Поэтому для становления высокопрофессионального музыканта-художника важно его общекультурное развитие, образованность и интеллигентность.

Ю. А. Усов
«Методика обучения игре на трубе»

Оцените статью
( Пока оценок нет )
TRUMPETclub
Добавить комментарий

*