Ги Фербье (Guy Ferber) с концертом в Москве

Приветствую Вас, дорогие друзья, коллеги и им сочувствующие!
Сегодня я хочу предложить Вашему вниманию небольшой рассказ о довольно интересном концерте, который прошел почти месяц назад в Москве, в Московском Международном Доме Музыки.

Дело было так… Мое внимание привлекла одна их афиш в газетах, где говорилось о том, что 18 марта состоится концерт с участием ансамбля Валерия Прошутинского «Telemann-Consort». Ансамбль этот специфический, музыканты специализируются на довольно новом в России деле – аутентичном исполнении, т.е. исполнении произведений, в основном эпохи барокко, исключительно в стиле того времени и с привлечением максимально большого числа музыкантов, играющих на старинных инструментах (в основном, это, как Вы понимаете, хорошо сделанные копии).

Так вот, мое внимание привлек не столько анонс концерта этого ансамбля, сколько последняя строчка, сообщавшая о том, что в качестве приглашенного музыканта и солиста в этом концерте должен играть трубач Жан-Франсуа Надё. Конечно, я сразу же заинтересовался, так как в программе концерта был заявлены «Бранденбургские концерты» И.С.Баха. 2-й из них является одним из самых сложных в репертуаре трубачей всего мира, и сложен он прежде всего экстремально высокой тесситурой и нотой «ля» третьей октавы, которую должен играть трубач. Добавим сюда концертное волнение, отсутствие больших пауз в материале крайних частей, где играет труба (1 и 3), натуральный инструмент в руках исполнителя – да, концерт предстоял крайне сложный и интересный.

На следующий же день я связался с концертным отделом Дома музыки, где у меня есть хорошая знакомая. Естественно, меня крайне интересовало все, что связано с этим концертом, а также то, можно ли каким-нибудь образом попасть на репетицию и пообщаться с трубачом. Моя знакомая пообещала постараться все устроить и попросила позвонить ей через неделю. Прошло несколько дней…

Вдруг выяснилось, что Надё не приедет… Стало еще интересней. Все-таки специалистов, которые играют в концертах «Бранденбургский концерт», да еще на натуральном инструменте, не так много. Кто же будет выручать русский ансамбль? Итак, знакомьтесь – Ги Фербье (Guy Ferber). Все о нем Вы легко найдете при помощи любой поисковой системы в Интернете. Здесь же для краткости скажу, что сравнительно молодой трубач давно занимается натуральной трубой. Он учился в Базеле у Эдварда Тарра вместе с Никласом Эклундом, участвовал в 1-м конкурсе исполнителей на старинных инструментах имени Альтенбурга и занял там 2-е место (1-е выиграл Никлас Эклунд).

Мне удалось проникнуть в Дом Музыки задолго до концерта и пообщаться с Ги. У человека предстоял крайне волнительный вечер ввиду того, что ему, помимо концерта в 19 часов, необходимо было отрепетировать всю программу, которая, помимо 2-го Бранденбургского концерта включала еще и кантату № 51 Баха. Поэтому, честно говоря, я побаивался излишне потревожить человека.

Ги Фербье (Guy Ferber) с концертом в МосквеКак оказалось в дальнейшем, совершенно зря. Ги оказался очень общительным, жизнерадостным человеком, который, несмотря на предстоящий концерт, был крайне рад познакомиться с русским коллегой, тем более, что русский коллега нагло заявил, что тоже пытался играть на подобной штуковине. Пока репетировались другие сочинения, нам удалось пообщаться с Ги в фойе Камерного зала, где он любезно согласился показать инструменты, на которых он играет.
Первым инструментом, который он показал мне, была труба Egger известного швейцарского мастера. Он сказал, что это не самая дорогая модель, но, тем не менее, он с удовольствием на ней играет и не желает ничего большего. Поскольку подобные инструменты хорошо известны, то, думаю, желающие могут легко найти описание и фотографии в Интернете. (Для ориентира – на раструбе того инструмента, который был в руках у Ги, было кольцо из белого металла.) Меня же крайне занимал вопрос, который я задал Маэстро одним из первых. Я спросил:”Вы на этом инструменте будете играть Бранденбургский концерт?”. И вот тут-то Ги показал мне то, что он заботливо положил невдалеке от места, где мы стояли. Итак, чудо природы перед Вами крупным планом.

Этот инструмент, сказал Ги, не всегда был таким. Когда то он был длиннее и играл в строе in D. Потому Ги пошел к мастеру, и вместе они решили образать этот инструмент так, чтобы он стал в стое in F. Что интересно, после данной переделки труба стала играть намного стройнее, чем прежде, поэтому были произведены маленькие доделки в виде дырочек для коррекции интонации и инструмент принял боевое крещение. Ги сказал мне, что на такой трубе гораздо легче играть Бранденбургский концерт, и что с таким инструментом в руках проблема играть Баха становится больше психологической, нежели реально исполнительской.

К сожалению, в этот момент нас прервали известием о том, что Ги необходимо было репетировать с певицей, и он пошел на сцену, а я – в зал. Ко времени моего появления в Доме Музыки он уже отрепетировал Бранденбургский концерт, и теперь ему необходимо было пройти с солисткой кантату.

После того, как репетиция закончилась, мы пошли в одну из комнат, где артисты ансамбля переодевались и отдыхали перед концертом. Поймав мой «голодный» взгляд относительно инструментов, Ги сам предложил мне попробовать их. Надо ли говорить о том, что я не смел даже просить Маэстро об этом всего за час до концерта! Но, тем не менее, музыканта не смутили мои опасения и он передал мне трубы, с большим интересом наблюдая за мной.

Ги Фербье (Guy Ferber) с концертом в МосквеНачал я с Eggerа. Поскольку на немного похожем инструменте мне доводилось играть, ничего кардинально нового это знакомство не принесло. Очень хороший инструмент, стройный, без каких-либо «прибамбасов». В том смысле, что можно сразу брать и играть. Что я и попытался сделать, исполнив пару несложных фразочек из музыки барокко и пытаясь сыграть ту самую кантату № 51. Играл я на том же мундштуке, на котором это делал Ги – настоящий мундштук от натуральной трубы со всеми ему свойственными чертами – очень плоскими полями, довольно мелкой чашкой, очень широким входом, немаленькой дырочкой и узким конусом. Надо сказать, что, хотя в тот день губы мои были явно не в лучшем виде, мне с ходу удалось дойти почти до «ми» (учитывая, что труба была настроена in C в строе 415. это примерно соответствует «фа» по трубе «В»). На это Ги заметил, что можно еще немного позаниматься, и вполне можно играть Бранденбургский концерт. Приятно, конечно, но не будем обольщаться – это произведение явно пока не по моим зубам. Как и многое другое. Так вот, о чем это я? А, о трубах…Настал черед волшебного рожка. Оказалось, что для игры на нем Ги использует примерно такой же мундштук, как на Egger, с очень небольшими отличиями. Мне не показалось, что есть большая разница в чашки или полях, поэтому, думаю, скорее всего, разница – в выходном конусе. Не было этой глобальной разницы и тогда, когда я пробовал поочередно оба мундштука. Возможно, что для моего амбушюра разницы особой нет, а французскому трубачу, видимо, что-то во втором мундштуке подходит больше для исполнения более высоких партий на другом инструменте.
Фото мундштука от маленькой трубы – Вы можете увидеть ниже.

Итак, вооружившись волшебным чудо-мундштуком и чудо-инструментом, я попробовал штурмовать Баха. Да, надо сказать, ощущения от исполнения на маленькой трубе совсем иные. Играть на ней намного легче, нет такого большого столба воздуха, который надо «раскачать» в обычной натуральной трубе. Звук получается намного более светлым, а при ошибках в технологии игры может стать просто кричащим. Конечно, проблем с попаданием на ноты нет – все идет подряд по звукоряду, и корректировать надо совсем немного. Так что и здесь ноты, эквивалентные «фа-диез» по трубе В брались, и брались не так, как будто это происходит последний раз в этой жизни. ? Тем не менее, любителям халявы могу сказать одно – да, ноты берутся, но, чтобы играть на этой трубе, надо все-таки иметь хороший сильный аппарат. Даже в случае обладания «чудо-трубой» инструмент не сделает за Вас всю работу – придется очень хорошо позаниматься для того, чтобы хоть что-то получилось. И позаниматься именно технологией – Ги полностью согласился со мной, что только за счет грубой силы не этом инструменте проиграть долго не получится, и сказал, что только мягкая, негромкая и аккуратная игра может сделать чудо и помочь овладеть Вам регистром Бранденбургского концерта. Время поджимало, до концерта оставалось всего полчаса. Я удалился, ответив Ги на его вопросы относительно баланса, силы звука и темпов (которые мне из зала во время репетиции были слышны лучше, чем ему) и пожелав Маэстро удачи и поменьше нервничать. Ведь, не секрет, во время подобных концертов успех чаще сопутствует тому музыканту, у которого более крепкие нервы.

Ги Фербье (Guy Ferber) с концертом в МосквеПроизведения с трубой были исполнены музыкантами в конце 1-го и 2-го отделений. В конце 1-го – кантата Баха № 51. Маэстро Ги продемонстрировал отличное, крайне профессиональное исполнение. Да, возможно, у Никласа Эклунда звук немного получше и помягче, но и в данном случае очень качественный и достаточно «правильный» звук, отличная подвижность и отсутствие киксов (ни одного за всю кантату!!!), отсутствие проблем с интонацией, хорошие губные трели и, наконец, очень хороший ансамбль с людьми, которых музыкант видел в этот день впервые в жизни – все это подтвердило мои мысли о том, что Ги по праву считается одним из ведущих исполнителей в Европе. (Впоследствии оказалось, что мой большой друг Guy Touvron часто звонит своему французскому коллеге и интересуется различными подробностями исполнения старинной музыки. Да, не только в Европе известен Guy Ferber – с ансамблем аутентичных инстрементов он объездил всю Японию). С такими мыслями я пошел в фойе на время перерыва, несколько переживая за своего друга, у которого, как мне казалось, вполне могли возникнуть проблемы, потому как столько репетировать до концерта….В общем, крайне рискованно…
Впоследствии оказалось, что мои страхи были сильно преувеличены. Появившись в финале концерта со своей маленькой трубой, Ги развеял мои последние сомнения. Да, волнение сказывалось, и не всегда все ноты были угаданы ? Но….Шквал аплодисментов подтвердил, что не только я, но и весь зал оценил мастерство музыканта, который, сыграв все верхние ноты после такого трудного дня, да еще и сопроводив их хорошим звуком и отличной техникой, порадовал публику бисом, для которого был взят….Финал 2-го «Бранденбургского концерта»!!!

После концерта я не мог сдержать абсолютно искренних слов восхищения. Да, в этот вечер мне довелось познакомиться с действительно очень интересным музыкантом и очень приятным в жизни человеком. Мы еще долго в тот вечер болтали о разных вещах, о жизни музыкантов в Москве, о наших радостях и горестях. Ги рассказал мне, что, оказывается, помимо трубы он еще и играет на органе. И был бы рад познакомиться и с русскими трубачами. Но, к сожалению, на следующее утро он улетал, посему мы обменялись адресами и, обнявшись на прощанье, решили быть на связи друг с другом. Тем более, что в следующем году, похоже, “Telemann-consort” хочет исполнить в Москве произведения G.Ph.Telemannа, и в том числе – концерт для трубы!!!.

P.S. Еще одна вещь поразила меня в тот вечер. Кроме меня, на концерте был только Леня Гурьев – человек, который занимается барочной трубой и интересуется всем, что с ней связано. К сожалению, других трубачей — ни студентов, ни профессионалов – почему-то я не заметил…

P.S.S. Хотелось бы надеяться, что уважаемые коллеги не пропустят ближайший концерт всемирно известного джазового музыканта Джеймс Моррисона все там же, в Московском Международном Доме Музыки, 25 апреля в 19.00 в Большом, Светлановском зале.

Andy

Оцените статью
( Пока оценок нет )
TRUMPETclub
Добавить комментарий

*