Интервью с Алленом Визутти (Allen Vizzutti)

Нет такого трубача, который бы не слышал хотя бы раз имени Аллена Визутти (Allen Vizzutti). Но многие ли знают о его деятельности в качестве композитора? Очень мало трубачей, знающих, как много произведений написал знаменитый музыкант и какую важную роль композиция занимает в его жизни. Его творческий багаж состоит как из классической, так и джазовой музыки всех видов и жанров.

Интервью с Алленом Визутти (Allen Vizzutti)Композиторская карьера Визутти началась, когда он был еще студентом Eastman Scholl of Music. В школе однажды был конкурс среди студентов на лучшее произведение, и произведение победителя должно было быть исполнено оркестром. Аллен принял участие в нем и так увлекся, что больше уже не смог остановиться.

Очень редко встречаются концертирующие исполнители, я вляющимися одновременно композиторами. Но Аллен полагает, что в настоящее время это встречается все чаще и чаще. «Трубачи, как правило, не очень охотно уделяют внимание современной музыке для их инструмента, исполняя в основном хорошо изученный и освоенный материал». В этом и есть одна из причин, почему Визутти-композитор мало известен в кругу трубачей. Визутти считает необходимым расширять трубный репертуар современной музыки. Музыка не должна быть предназначена только для «софистской» публики; любой должен иметь возможность наслаждаться ей, в том числе и за пределами культурных центров. Это не означает, что Визутти пропагандист нетрадиционных исполненительских эффектов (например, игры внутрь фортепиано), но их следует применять аккуратно, они не должны шокировать публику, и тогда это доставляет удовольствие.

Аллен говорит о своей музыке: «Очень небольшое количество моих произведений депрессивны, мою музыку скорее можно охарактеризовать оптимистичной. Большинство сочинений имеют мелодическую линию и написаны в тональной системе, что доступно для восприятия любому, даже не имеющему музыкального образования. Когда моя музыка нравится слушателям, я рад, потому что это для меня самый важный критерий хорошей музыки.

Визутти говорит, что его нельзя отнестити к какой-либо устоявшейся композиторской школе. Тем не менее, он чувствует, что его музыкальный язык имеет характерные черты. Его музыку можно разделить на две группы:

— «С одной стороны я пишу в моем собственном стиле. Он новый, но не «ультрасовременный». Это не моя миссия — перевернуть мир экстримальной музыкой. Структура его произведений такова: есть некая единица — сердцевина произведения, основная мысль, — которая проходит от начала до конца в различных вариантах.

— «С другой — в одном из определенных устоявшихся стилей, таких как классицизм, романтизм или импрессионизм. Я часто стараюсь себе представить, что бы было, если б, например, Дебюсси написал концерт для трубы».

Хотя это случается редко, но все же иногда амплуа композитора и исполнителя объединяются в одном человеке. Кроме Визутти такими были Энтони Плог и Джефф Тизик.

— «Тизик — мой старый друг и компаньон. Мы делали одднажды большую работу для трубы с оркестром. Каждый из нас писал свою собственную часть и потом мы вместе соединяли их в одно произведение. В конечном ее варианте невозможно было определить, кто их нас что именно написал. Это очень редкий и нетрадиционный способ сочинения музыки!»

Визутти настоятельно рекомендует исполнителям своих произведений быть мыслителями при их разучивании и стараться логически подойти к решению возможных проблем:

— «Когда я пишу пьесу для солирующего инструмента с фортепиано, я часто пытаюсь играть аккомпанемент медленно. Если мне это удается, я полагаю, что пианист сможет сыграть это в настоящем темпе».
А что насчет его опыта в качестве трубача-исполнителя?

— «О, да, мои партии трубы зачастую на слух кажутся гораздо сложнее, чем они есть на самом деле. Это результат того, что я трубач. Я могу писать в таком ключе с тех пор, как познакомился с технической характеристикой трубы. Любой композитор должен знать все о том инструменте, для которого он пишет».

Интервью с Алленом Визутти (Allen Vizzutti)Визутти часто включает собственные сочинения в свои концерты. Иногда он сочиняет для конкретного случая, например, когда нужна новая пьеса для его представления. Он также пишет для различных университетских ансамблей, оркестров и других коллективов.

О своей музыке Аллен говорит так: «Я надеюсь, мои работы будут жить долго после меня. Если б я это знал точно, я бы был очень счастливым человеком».

— » Какова будет дальнейшая судьба ваших сочинений?»

— » Я не точно не знаю. Мое достоинство, и в то же время недостаток (особенно когда речь идет о зарабатывании на них денег), в том, что я очень «гибкий» композитор. Если сочинение получает хорошие отзывы, я люблю следовать подобной линии в дальнейшем. Но с каждым разом я стараюсь написать что-то более глубое и значимое».

Эту же позицию Визутти отстаивает, когда говорит о его игре на трубе в двух направлениях — классическом и джазовом. Он утверждает, что редко кто может профессионально освоить эти два направления. Большинство посвящает себя чему-то одному, что Аллен решительно осуждает.

— «Для меня жизнь — это поиск чего-то нового. В этом моя гибкость как артиста. Для меня нет значения, какую музыку я играю. Если я нахожу богатый путь, я по нему иду. Это моя логика, но это не было мое намеренное желание смешивать классику и джаз. Это просто мой путь развития и совершенствования как исполнителя на трубе».

Визутти всегда старался уделять джазу и классике равное количество времени и сил, но в последнее время ведущим в его творчестве становится классическое направление.

— «Действительно ли возможно посвящать себя двум направлениям одновременно?»

— «Да, но без проблем не обходится. Чтобы быть хорошим джазовым музыкантом, необходимо обладать превосходным чувством фразы. Это требует специальной и постоянной практики. Кроме того трудности могут возникать от того, что для классического трубача первостепенно важным является чистый, совершенный звук, в то время как в джазе, в котором мы прежде всего чувствуем ритм и последующую ноту в импровизации, звуку уделяется меньше всего внимания. Но с другой стороны, это во многом помогает перешагнуть барьер между жанрами. Я чувствую, как джаз мне помогает при исполнении классики, особенно это проявляется в чувстве ритма творческой мысли. Игра же классики помогает в джазе. Классический музыкант часто и много практикуется, обладает хорошей техникой. Чисто джазист же имеет массу творческих идей, которые не всегда может осуществить в техническом отношении из-за нерегулярности занятий».

Исходя из своего личного опыта, Визутти говорит, что он любит смешивать жанры в концерте, но классическая часть по традиции идет всегда сначала. Это обусловлено также тем, что после более «грязного» в плане интонирования джаза сложно перестроиться на более «чистую» игру.

Напоследок мы спросили у Аллена какой-нибудь хороший совет для исполнителей:
— «Никогда не забывайте, что вы играете на трубе для собственного удовольствия. Также помните, что вам следует доставлять другим удовольствие своей игрой. Играйте с радостью и будете намного более счастливы и быстрее достигните своей цели!»

Верена Якобсен

Трубачи никогда не разводятся

Аллен Визутти — всемирно известный трубач, педагог, автор множества сочинений, этюдов и методических пособий, впервые приехал в Россию. Накануне концерта ростовского оркестра духовых инструментов им. В. Еждика с его участием мистер Визутти рассказал ростовским журналистам о трубе, трубачах, семье и глобализации.

— Труба — инструмент лидеров. Нужно быть сильным человеком, чтобы «спеться» с ней, чтобы солировать в оркестре. А еще труба — очень полезна для здоровья, она заменяет и бассейн, и беговую дорожку. Поэтому я так хорошо сохранился для своего возраста, — смеется Аллен. — Кроме того, трубачи никогда не разводятся. Мы — очень надежные!

— Мистер Визутти, расскажите, пожалуйста, с чего начался ваш роман с трубой?

— Трубу мне подарил мой отец. У него был небольшой музыкальный магазинчик, так что я с детства был окружен хорошей музыкой и красивыми музыкальными инструментами. Самой красивой мне показалась труба. А после того как сыграл на ней в первый раз — я влюбился. Это действительно — роман, ведь инструмент надо любить, как женщину. Хотя я до сих пор не пойму: я выбрал трубу или она меня.

— А жена вас не ревнует к инструменту?

— Что вы, у Лоры свой роман — с фортепиано. И начался он благодаря ее маме, она была пианисткой. Так что у нас в семье два с половиной музыканта.

— Половинка — наш сын Николас, — поясняет Лора Визутти, жена маэстро. — Как мы с Алленом ни старались «привить» своим детям музыку, как сделали это наши родители, — не вышло. Из троих немного поддался только Николас. Сейчас ему двадцать лет. Он начинал, как и отец, с трубы, но однажды сказал: никогда больше — только контрабас. Может быть, он станет профессиональным музыкантом в будущем.

— Лора, ваш муж — всемирно известный гастролирующий музыкант, его часто нет дома. Весь дом на вас?

— Не стоит думать, что я — классическая домохозяйка. Я тоже часто гастролирую и, помимо игры вместе с Алленом, у меня много сольных проектов. Мы давно договорились: кто-то из нас должен всегда находиться дома. Поэтому вместе и надолго мы уезжаем довольно редко. А вообще у нас в доме главная все-таки я.

— Как же случилось, что вы оба оказались в Ростове?

— По приглашению Вадима Вилинова — художественного руководителя концертного оркестра духовых инструментов им.В. Еждика, с которым я и буду здесь играть, — рассказывает Аллен Визутти. — Вернее, сначала было знакомство с Анатолием Дмитриевичем Селяниным. Он — вице-президент Европейской гильдии трубачей, профессор Саратовской консерватории, заслуженный деятель искусств России и, по совместительству, учитель Вадима. С Анатолием мы познакомились в Америке несколько лет назад. А потом был ночной звонок от Вадима с приглашением в Ростов.

— Вы пишете саундтреки к голливудским фильмам. Расскажите, пожалуйста, как вы выбираете фильмы, в которых будет звучать ваша музыка?

— Очень часто, когда тебе поступает звонок с просьбой написать музыку к какому-либо фильму или использовать уже готовые твои произведения, даже не знаешь, о чем будет фильм и какого жанра. Из наиболее известных картин, в которых звучит моя музыка, — «Рокки-2», «Назад в будущее», «Стар трэк». Хотя никогда не угадаешь, будет ли фильм популярен. Я, например, считаю, что свое самое лучшее соло сыграл к фильму «Happy birthday to me» — это ужастик, но в прокате он провалился с треском. Не знаю даже, слышали ли о нем в России.

— А кто вам нравится из русских музыкантов — классических или современных?

— Из классиков очень люблю Стравинского, Прокофьева, Шостаковича, кстати, он очень популярен в Америке. А из современных, признаюсь честно, я — фанат молодого русского трубача Сергея Накорякова. Он — потрясающий!

— Скажите, нет ли у вас трудностей при репетициях с русскими музыкантами, все-таки другой менталитет, условия, языковой барьер, опять же?

— Банальность, но музыка — это универсальный язык. Между музыкантами всегда существовали особое братство и «сестринство». А русские музыканты — большие профессионалы. И как профессионалы мы прекрасно друг друга понимаем. Кроме того, сейчас мир очень открыт, и люди из разных стран становятся все ближе дуг к другу. Глобализация.

Может быть, именно благодаря ей, родимой (глобализации), и смог состояться этот удивительный совместный концерт оркестра духовых инструментов им. В. Еждика и всемирно известного трубача Аллена Визутти. Выступая перед ростовской публикой, маэстро сыграл несколько своих произведений — эдакую смесь джаза и классики, а также балладу известного американского композитора Альфреда Рида, небольшое кончерто о Японии — «Восходящее солнце» и «Американскую джазовую сюиту». Программа концерта была составлена специально для ростовчан, они это оценили. Зрители, собравшиеся в зале Ростовской филармонии, принимали выступающих очень тепло, а к Аллену Визутти отнеслись с большим вниманием и интересом.

Евгения Лебедева,
www.nvgazeta.ru

Оцените статью
( Пока оценок нет )
TRUMPETclub
Добавить комментарий

*