Памяти Вениамина Марголина

С глубоким прискорбием сообщаем, что сегодня скончался всмирноизвестный трубач, яркий представитель отечественной школы игры на трубе, Вениамин Савельевич Марголин. Заслуженный артист России и профессор Санкт-Петербургской консерватории, преподаватель, солист оркестра Ленинградской Филармонии под управлением Е.А. Мравинского…Это официальные заслуги, а друзья, близкие и ученики знали Марголина не только как прославленного исполнителя, они ценили его человеческие качества, незабываемые шутки, оригинальные стихи…

Памяти Вениамина МарголинаИграть на трубе Марголин начал в 11 летнем возрасте, а до этого без особого интереса занимался фортепиано. По просьбе отца мальчика взял к себе в ученики Иван Михайлович Мещанчук-Чабан. Цыган по национальности, он был очень талантливым человеком, первым трубачем Мариинского театра, а также руководителем детского оркестра в Ленинградском дворце пионеров. Марголин мечтал играть на корнете-а-пистоне (уж очень ему нравилось это название), но в оркестре такового не оказалось, и ему преложили учиться играть на трубе. Способности мальчика проявились очень быстро – обучение давалось легко, он свободно брал высокие ноты, совершенно не зная, как правильно это делать. Своего учителя Марголин до сих пор вспоминает с благодарностью и теплотой, ведь он превращал «скучные» для ребенка занятия по развитию техники в увлекательный процесс.

Вениамин рос в спортивной семье – отец занимался борьбой и штангой, брат – конькобежным спортом, сестра – теннисом. Квартира напоминала тренажерный зал, в котором были и боксерская груша, и штанга, и гантели. Как-то раз отец пошутил над сыном, сказав, что росту в нем не больше, чем в сидячей собаке. С того момента мальчик поставил себе цель стать сильным, начал заниматься бегом. Любовь к спорту Вениамин Савельевич сохранил на всю жизнь.

Следуя примеру отца, Марголин много читал и размышлял, стараясь понять смысл прочитанного, замечая прекрасное и смешное. Став взрослым, музыкант с благодарностью вспоминал уроки нравственности, данные отцом, признаваясь, что именно они помогали ему оставаться человеком в трудных, неоднозначных, жизненных ситуациях. Умение прислушиваться к себе дало результаты и в профессиональной деятельности. По глубокому убеждению Вениамина Савельевича, главное в искусстве трубача – это качество звука, его истинная, идущая из глубин души, красота. Никакое виртуозное владение инструментом не затронет слушателя, если труба играет бездушно. Марголин не соглашался с мнением, что основа для успешных занятий на трубе – это наличие ровной площадки на зубах и губах. Многие моменты биографии Марголина полностью опровергают это утверждение. С зубами, которые отнюдь не отличались нужной для трубача ровностью, с детства были проблемы. Но это не особо мешало ему исполнять сложные технические произведения, например, «Жемчужину океана» Т.Гоха. Тем не менее, стоматологам все-таки пришлось потрудиться, чтобы устранить имеющиеся проблемы. В дальнейшем, начиная со службы в армии, Марголин не раз и не два сталкивался с трудностями со здоровьем, продолжая при этом играть на трубе и совершенствуя свое мастерство.

В военные годы Марголина приняли в оркестр Кировского театра. Это было редкой удачей, принимая во внимание отсутствие академического музыкального образования. В 1947 году Марголин поступил в Ленинградскую консерваторию в класс Александра Николаевича Шмидта, который в то время являлся солистом Ленинградской филармонии. Туда же, пройдя конкурсный отбор, был принят и Марголин, несмотря на то, что учился он только на первом курсе. Так получилось, что Марголин спустя годы занял место своего учителя, ведь до революции Шмидт исполнял ведущие партии в Придворном оркестре. Александр Николаевич был замечательным, чутким педагогом, отличавшийся к тому же редкой пунктуальностью, никогда не опаздывал на уроки. Одним из главных требований была правильная атака звука, ежедневная игра гамм всеми ритмическими рисунками и штрихами. После смерти Шмидта Марголин занимался у М.С.Ветрова,- прекрасного музыканта и педагога, обладавшего великолепным вкусом.

Игра в оркестре Ленинградской филармонии для молодого исполнителя явилась едва ли не самой важной вехой в творческой биографии. На протяжении 30 лет Марголин работал под руководством великого Евгения Александровича Мравинского. Исключительные личностные качества, огромный и всесторонний талант, неоднозначная натура Мравинского – работа с таким дирижером оставляет яркий след на всю жизнь. Большая дружба связывала Марголина с Натаном Рахлиным. По мнению Вениамина Савельевича, талант Рахлина столь велик и разнообразен, что он использовал меньше половины того, что в нем было заложено. Как музыкант, он очень хорошо играл на скрипке, тромбоне, а впоследствии проявил себя как яркий дирижер.

Со многими выдающимися людьми довелось общаться Марголину в пору своей работы в прославленном оркестре. Это А.Гаук, К.Зандерлинг, И.Малько, И.И.Соллертинский, выдающиеся трубачи Кнут Ховальд, Адольф Шербаум, Пьер Тибо… О Пьере Тибо Вениамин Савельевич вспоминал с особой теплотой, называя его Д‘ Артаньяном трубы. Познакомились они в Париже, затем неоднократно встречались в Ленинграде, где Тибо с оркестром Рихтера исполнял Мессу Си-минор и 2й Бранденбургский концерт И.-С.Баха. Когда Тибо узнал, что у Марголина в очередной раз возникли проблемы с зубами, он дал ему чек на предъявителя, в котором советский трубач мог написать любую сумму и отдать в Лионский кредитный банк, чтоб получить деньги на операцию. А денег нужно было немало – около 10 тысяч долларов. После долгих уговоров Марголин, не желая обижать своего французского коллегу, все-таки погасил чек, и в присутствии Тибо написал в нем сумму в 1 сантим.

Труба Марголина звучала особым, «русским» звуком. Понятие это родилось в связи с традицией исполнения «Поэмы экстаза» А.Н.Скрябина (произведения, которое долгое время отсутствовало в репертуаре европейских оркестров). По мнению Марголина, современные исполнители, чересчур увлекаясь техникой, утрачивают понимание звука как нравственной и эстетической категории. Молодым музыкантам Вениамин Савельевич говорил о том, что первый трубач — это боец, подобный гладиатору, преодолевающий страх и бесконечно любящий музыку и свой инструмент.

В 2005 году, в Денвере (США), на конференции Международной гильдии трубачей, Вениамину Марголину была вручена премия «AVARD OF MERIT” – за заслуги всей жизни. Эту премию называют «Нобелевской» премией трубачей и дается она действительно за огромные заслуги.

Памяти Великого Музыканта ХХ-го века
Марголина Вениамина Савельевича
Посвящается

Мы проводили,
Но не верим
И улетел кадила дым
На Театральной площади
Спасибо всем друзьям твоим,
Что за столом Воспоминали,
И места не хватало там,
Так как на могиле не хватало
Местечка искренним цветам
И телеграммы с Бела света,
Со всех сторон и всех границ
Любовью, нежностью и светом пронизаны;
И пали ниц
Кто знал твою вершину Эвереста!
Так дай нам Бог,
Что бы твои ученики
Достойно заняли то опустевшее,
Святое место
И так же прожили свои деньки!

Антонина Семенова

Оцените статью
( 2 оценки, среднее 1.5 из 5 )
TRUMPETclub
Добавить комментарий

*